ГЛАВНАЯ О ЦЕНТРЕ СОТРУДНИКИ КОНТАКТЫ ГОСТЕВАЯ КНИГА


ВОЕННО-НАУЧНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ
ВЫСТАВКИ
КОНКУРСЫ
ДИСКУССИИ И ВСТРЕЧИ
ВоенКом: Военный комментатор (Военно-исторический иллюстрированный альманах)
ПРАВО И ВОЙНА
ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЕ МОНОГРАФИИ
ФОТОАРХИВ (виртуальный музей)
ПЕРВИЧНАЯ ИСТОРИЯ ВОЙНЫ
О ВОЙНЕ ЯЗЫКОМ ИСКУССТВА
ОРГАНИЗАЦИИ - ПАРТНЕРЫ
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРОЕКТЫ
МЫ ПОМНИМ
ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
БИБЛИОТЕКА ИМ. В.Г. БЕЛИНСКОГО
СОО РСВА
CАЙТ ХАБАРОВА ЛЕОНИДА ВАСИЛЬЕВИЧА
САЙТ ГАЗЕТЫ ВЕТЕРАНОВ ВОЙНЫ В ТАДЖИКИСТАНЕ
"ЧЕЛОВЕК и ВОЙНА" Всероссийский фестиваль документального кино


ТЕМАТИКА И ТРЕБОВАНИЯ К МАТЕРИАЛАМ, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫМ ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ В ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОМ АЛЬМАНАХЕ "ВОЕНКОМ: ВОЕННЫЙ КОММЕНТАТОР"





На главную / ВОЕННО-НАУЧНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ

Телеконференция «Кинематограф Второй мировой войны как оружие идеологической борьбы»
в Генеральном Консульстве США в Екатеринбурге
Стенографический отчет


Участники телеконференции.

Россия, Екатеринбург.
Студия в Генеральном Консульстве США в Екатеринбурге.

Амиров Валерий Михайлович - кандидат филологических наук, доцент Уральского государственного университета, подполковник запаса (Екатеринбург).
Белогруд Владислав Владимирович - исследователь истории боевой техники и вооружений (Екатеринбург).
Белолугов Вадим Борисович - историк, директор Центра военных и военно-исторических исследований Гуманитарного университета (Екатеринбург).
Денисов Сергей Алексеевич - кандидат юридических наук, доцент Гуманитарного университета (Екатеринбург).
Д-р Вирджил Стромайер (Dr. Virgil B. Strohmeyer) - Вице-Консул по вопросам печати, образования и культуры Генерального Консульства США в Екатеринбурге (Public Affairs Officer Consulate General of the USA in Yekaterinburg).
Зайцев Александр Николаевич - фотожурналист, подполковник полиции (Госнаркоконтроля) запаса (Екатеринбург).
Конасов Виктор Борисович - доктор исторических наук, профессор, руководитель Северного отделения Центра военной истории России ИРИ РАН (г. Вологда).
Круглова Татьяна Анатольевна - кандидат философских наук, доцент Уральского государственного университета (Екатеринбург).
Липатов Владислав Александрович - кандидат филологических наук, доцент кафедры фольклора и древних литератур Уральского государственного университета (Екатеринбург).
Митюков Николай Витальевич - кандидат технических наук, доцент, проректор по научной работе Камского института гуманитарных и инженерных технологий (г. Ижевск).
Мошкин Сергей Вячеславович - доктор политических наук, ведущий научный сотрудник Института философии иправа Уральского отделения РАН (Екатеринбург).
Сагакьян Славяна Валерьевна - директор Информационного центра Генерального Консульства США в Екатеринбурге (Екатеринбург).
Скипский Георгий Александрович - кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Уральского института ГПС МЧС России, подполковник внутренней службы (Екатеринбург).
Смолин Игорь Владимирович - журналист газеты Приволжско-Уральского военного округа "Уральские военные вести", подполковник (Екатеринбург).
Стариков Николай Федорович - исследователь истории подводного флота (Екатеринбург).
Суворов Дмитрий Владимирович - кандидат культурологии, старший преподаватель Гуманитарного университета (Екатеринбург)
Хусаинов Дамир Рустемович - студент 5-го курса юридического факультета Института экономики управления и права (г. Казань).
Чевтаев Анатолий Гаврилович - доктор исторических наук, профессор Уральского Государственного университета (Екатеринбург).

Соединенные Штаты Америки, Чикаго.
Студия в Иллинойском университете.

Салли Перри (Sally E. Parry, Associate Dean for Student and Curricular Affairs in the College of Arts and Sciences at Illinois State University and the Director of General Education).
Роберт Маклафлин (Robert L. McLaughlin, Professor of English at Illinois State University).

С.В.Сагакьян:
Уважаемые господа, с американской стороны в телеконференции участвуют доктора Салли Перри и Роберт Маклафлин, авторы монографии "У нас всегда будут фильмы", в которой исследуются, фильмы Голливуда, в основном посвященные Второй мировой войне. Проведение конференции будет следующим: сначала доктора Перри и Маклафлин сделают вступление и затем вы можете задать им свои вопросы.

В.Б.Белолугов:
Здравствуйте, миссис Перри и мистер Маклафлин. Я рад Вас приветствовать из Екатеринбурга вместе с коллегами. Мы проводим сегодня и завтра научную конференцию "1941 год: Трагедия и Подвиг". Конференция приурочена к 65-й годовщине начала Великой Отечественной Войны и 65-й годовщине вступления во Вторую мировую войну Соединенных Штатов Америки. На конференции присутствуют исследователи военной истории из Екатеринбурга, Ижевска, Вологды, Казани. Благодаря, в том числе вашему участию конференция приобретает международный характер. Мы будем рады выслушать вас и обменяться обоюдоинтересными вопросами. Спасибо.

Р.Маклафлин:
Замечательно, спасибо. Да, мы подготовили краткое вступление, хотели познакомить вас с нашей работой, могли бы зачесть что-то, рассказать что-то, а затем уже в менее формальном ключе хотели бы пообсуждать с вами, ответить на вопросы, которые вас интересуют.

С.Пери:
Мы поговорим о Советском Союзе и его участии во Второй мировой войне и в частности о том, как в популярной культуре США отражаются эти события. Таким образом зададим определенный контекст, а рамках которого рассматриваются в американской популярной культуре участие Советского Союза во Второй мировой войне, и в целом как участвовали наши союзники. Мы опишем свою общую методологию исследования, как мы рассматриваем участие союзников в войне, и конкретно Советского Союза, а также расскажем о самых недавних исследованиях, проведенных в этой области.

Р.Маклафлин:
Через несколько часов после трагических событий 11 сентября 2001 года, когда террористы захватили самолеты и превратили их, можно сказать, в боевые снаряды и направили в жилые дома, в течение буквально нескольких часов после этого трагического события пресса стала сравнивать эти события с Перл-Харбором, и площадку назвали также "Граунд Зиро", "Площадка ноль", нулевой уровень. Эти названия, таким образом, связали в глазах, в понимании американцев событие 11 сентября с событиями начала и конца Второй мировой войны. То есть таким образом данные метафоры для американцев, можно сказать, объяснили, стали ключевыми словами, которые связали историю, которая происходит сейчас с теми историями, которые для них являются знакомыми и сразу же узнаваемыми. И вот это вот постоянство, с помощью которого такое постоянство тех терминов, тех образов, которые используются, говоря о второй мировой войне, и описывают современную ситуацию, это доказывает тот успех, который достигли средства массовой информации, в частности, кино, когда объясняли, что происходило во время второй мировой войны. Почему мы участвовали в этой войне, почему участвовали наши союзники, как каждый американец мог внести свой личный вклад в общую победу над врагом. И вот именно эта передача через средства массовой культуры привела к тому, что сцены, происходящие сейчас, связываются в нашем сознании со сценами, которые происходили в фильмах. И сцены фильмов получаются во мнении большинства людей, объективно отражают происходившее в истории.

С.Пери:
В голливудских фильмах происходили изложения целых законченных историй, которые оказывали значительное влияние на сознание людей, причем можно сказать, что эти цельные и законченные истории могли оказать гораздо большее влияние чем, допустим, сводки новостей, традиционных средств массовой информации, поскольку новости с фронта могли подвергаться цензуре, могли вырезаться в чем-то, или сами же репортеры считали, что нужно показать именно то, что наилучшим способом будет способствовать победе над врагом. Кроме того, новости излагали какие-то определенные отдельные случаи, тогда как художественные фильмы излагали какую-то историю, какой-то нарратив законченный, цельный, сначала до конца. И, кроме того, новости могли показывать либо слишком общий, слишком крупный план, либо слишком большую картину, либо слишком маленькую, тогда как голливудские фильмы могли предоставить полную законченную историю. И, во-вторых, вот это вот создание мифов о войне приводилась их популярность и вездесущесть, то есть в популярной культуре война описывалась самыми различными способами: как в комиксах каких-то, карикатурах, рисунках, так и в фильмах. В начале 1940-ых годов производилось до 400-500 фильмов в год, и каждую неделю 90 000 000 американцев смотрели кино. Кино было достаточно доступным, очень дешевым, и поэтому пользовалось огромной популярностью. Кроме того, кино представляло собой чрезвычайно большую значимость, поскольку это не было просто уходом от реальности, ни каким-то эскипизмом, но позволяло людям сфокусировать свое внимание на самых ключевых проблемах и действительно обладало большой важностью.

Р.Маклафлин:
- Способность голливудских художественных фильмов реконструировать или даже создавать реальность зависит от нескольких вещей. Во-первых, это способность ввести такой нарратив, такой абстрактный рассказ, который во многом перекрывается именно со структурой человеческого знания и отвечает тому, как американцы сами воспринимали мир, как они воспринимали войну. Во-вторых, это та практика, что фильмы использовали уже существующие убеждения или, может быть, стереотипы, которыми обладали американские зрители. Например, фильмы о Перл-Харборе использовали уже распространенные верования, убеждения в том, что японцы являются таким предательским народом. И выстраивая на этих убеждениях фильмы, были достаточно успешными. И третий фактор - это постоянное повторение. Ни один фильм сам по себе, каким бы замечательным он не был, не может достичь подобного результата, но из-за того, что в поп-культуре создавалось большое количество фильмов и других произведений, повторяющих одно и то же, именно поэтому фильмы, как мы и упоминали, смогли стать таким определенным гидом стенографии, который записывал все знания людей о войне.

С.Перри:
В голливудских фильмах США естественным образом изображались как один из основных, если не единственный, участник боевых действий. Но понимая то, что территория самих США никогда не подвергалась ни оккупации, ни какой-нибудь особенной угрозе, возникал вопрос, как же участие в войне отвечает национальными интересам самих США. И в фильмах Голливуд показывал, что та угроза, с которой приходилось Америке бороться на Азиатско-тихоокеанском театре боевых действий, она была некоторым образом связана со всей в целом борьбой западных союзников. Но тем не менее, подобная тактика была не очень хороша для отношений с союзниками, и необходимо было объяснить, чем представляют для нас ценность наши союзники. И поэтому в фильмах показывалось, что наших союзников нужно ценить за что: за то, какую они из себя представляют страну, каких они представляют из себя людей, и, кроме того, какую ценностью они представляют для Америки именно как союзники в войне. И в этом отношении зачастую показывалось, что они такие же как мы, такие же, как американцы. Например, в фильме "Песнь о России" есть московская девушка. И если бы ее встретили не в Москве, а в Америке, то можно было бы принять ее за американку. И американцы, находясь в безопасности у себя дома, тем не менее, могли представить, вообразить, что вот такие же люди, как они, переносят такие страдания, могли поставить себя на их место, и понимали, что это такие же люди, они такие же храбрые и точно также стремятся к свободе. До вторжения Германии в Советский Союз, до нападения Германии на Советский Союз в 1941 году зачастую американские средства массовой информации ставили знак равенства между нацисткой Германией и Советским Союзам. Зачастую, и Сталин, и Гитлер, есть такое мнение, что это был именно американский репортер, который впервые употребил такое выражение, что Сталин и Гитлер - это два убийцы, которые собираются разделить между собой мир. Таким образом, ставился знак равенства между нацизмом и советским режимом. И, например, в том числе, когда разбирали дела о нацистских шпионах, упоминали в этой же связи вторжение Советского Союза в Финляндию как различные действия в одном и том же ключе. В июне 1941 года вышел практически единственный фильм, который изображал Советский Союз и его участие в войне в то время, и он назывался "Биатлонист", если в спорте, а если на войне то, видимо, "Лыжник-разведчик". И там Советский Союз не изображался в прямую как враг, но, скорее, как какой-то несколько отвлеченный, общий враг. Начинался фильм с описания зимних игр 1936 года, лыжных гонок, в которых участвовали русский, финн и американец. И постепенно они стали друзьями. Даже в процессе гонок, когда русский сошел с дистанции, финн ему помог. И в конечном итоге первое место занял русский, следом за ним финн, и третье место занял американец. После чего фильм начинает описывать вторжение Советского Союза в Финляндию. И вот этот же участвовавший в гонках финн-лыжник защищает свою страну от вторгающихся советских войск. Но, в самом фильме, трудно себе представить, непонятно, что это те же самые люди, которые участвовали в Олимпиаде, это какой-то общий такой враг. Не сказано очень четко, что это Советский Союз. Если бы не участвовал в этом тот самый финский лыжник, то можно было бы даже потерять такую линию. И, кроме того, это единственный практически фильм, один из весьма немногих, где было показано участие Советской армии в войне. Интересно, что хотя сухопутная армия Советского Союза была самой большой из участвовавших в войне стран, но, как правило, в остальных фильмах участвовали в боевых действиях с советской стороны партизаны. Кроме того, известно, что Советский Союз не участвовал в Олимпийских играх 1936 года.

Р.Маклафлин:
После того, как Советский Союз подвергся нападению и стал одним из союзников США, пришлось кинематографистам быстро решать, как же перейти от негативного изображения Советского Союза к позитивному. И одним из возможных решений было простое игнорирование истории. То есть в фильмах, выходящих после 1941 года, зачастую полностью игнорировались такие вещи, как насильственная коллективизация, или сталинские чистки, или пакт Молотова-Рибентропа 1939 года, или вторжение Советского Союза в Польшу, Финляндию и прибалтийские республики. Другая стратегия состояла в том, что показывались сельскохозяйственные области и такие сельскохозяйственные люди - то есть простые чистые люди, которые были близки к природе, близки друг к другу, и по контрасту показывались немцы, которые были одержимы технологией и вот такие одержимые идеями создания машин для убийства. Третьей стратегией было подчеркивать великое наследие великой русской культуры. И близость русского народа к этой культуре. Мы хотим показать вам небольшой пример, отрывок из фильма 1943 года, называется "The song of Russia" - "Песня о России". И этот фильм посвящен американскому режиссеру, который путешествует по Советскому Союзу незадолго до войны, и у них появляется, вырастает любовь с российской студенткой, изучающей музыку. Во-первых в этом фильме музыка Чайковского идентифицируется с душой России, с душами российских людей и с их чувством национальной идентичности. Сделана попытка показать, что эта идентичность, эта душа превосходит какие-то рамки советского государства. То есть на самом деле русские люди являются чем-то большим, чем просто гражданами Советского Союза. Кроме того, в фильме подчеркиваются демократические элементы в советском строе. То есть, пока дирижер проводит свои концерты, проводит свои гастроли, на его выступления приходят люди из самых различных слоев, из самых различных социальных классов. Его музыка передается по радио для самых разнообразной аудитории. И здесь как раз музыка является одним из тех средств, которые используются для того, чтобы противопоставить немцев и русских. И вы увидите и услышите в том отрывке, который мы собираемся показать, что под звуки концерта для фортепьяно № 1 Чайковского постепенно от пульта дирижера идет камера по российским просторам и потом останавливается на посту пограничников, где пограничники по радио слушают ту же самую музыку, после чего камера переходит через границу и показывает пост немецких пограничников, а там звучат марши. После чего начинается вторжение Германии на территорию Советского Союза, и вторжение идет как вы слышите и видите, в военном смысле, и идет так же и музыка. И последний выстрел, когда убивают тех самых пограничников, которые только что наслаждались музыкой Чайковского, последний выстрел разбивает на кусочки радио. Эту музыку слушают по всей стране от тихоокеанского побережья до самой западной границы.

Р.Маклафлин:
Надеюсь, вам понравилось.

С.Перри:
Сейчас мы хотели поговорить еще об одном фильме, называется "Контрнаступление" ("Контратака"), фильм 1945 года, и в этом фильме было стремление показать как героизм, храбрость отдельно взятого человека, представителя русского народа, так и сверхъестественные, сверхчеловеческие возможности Красной Армии в целом. В фильме сюжет заключается в том, что советскому командованию необходима информация для развертывания войск, необходимо получить планы о действиях немцев, и советский разведчик был пойман, попался, точнее, в результате того, что произошло обрушение в подвале, он там проводит такую хитрую игру с немецкими разведчиками, а в это самое время советские войска секретно, очень тайно строят мост. Причем этот мост строится по ночам, и поверхность этого моста находится под поверхностью воды. Таким образом, когда начинается наступление, создается впечатление, что танки катятся прямо по поверхности воды, и это некая иллюзия на то, как ходил по воде Иисус.

Н.В.Митюков:
Очень интересный там факт был, когда радио разбилось, там играет мелодия "Если завтра война", "если завтра враг нападет", а он нападает сегодня.

С.Пери:
Мне кажется, есть в этом определенная ирония.


Р.Маклафлин:
Еще мы хотели поговорить о своем новом проекте. Мы рассматриваем пьесы, в которых изображалась, например, советские войска, и за 2 года до Перл-Харбора, после заключения пакта Молотова-Рибентропа 1939 года, очень много было элементов как комедийных, так и гораздо более жестких сатирических. Зачастую Советский Союз изображался как некоторым образом партнер нацистской Германии.

С.Пери:
Мы надеемся и очень стремимся продолжать наш исследовательский проект о том, как Россия и русские солдаты были представлены в США в массовой культуре, и понимаем, что это очень серьезный комплексный феномен, чем больше мы рассматриваем, тем больше нам это помогает понять, как американцы воображали себе и представляли себе советских людей во время войны.

В.Б.Белолугов:
Спасибо, доктор Пери и доктор Маклафлин. Сейчас я хотел бы предложить своим коллегам задать вам вопросы и в свою очередь приглашаю вас задавать вопросы нашей аудитории.

В.А.Липатов:
Ваша книга называется "Наши фильмы будут всегда". Значит ли это, что фильмы военной поры до сих пор пользуются популярностью у определенных групп ваших зрителей? Это первый вопрос. И второй: знаете ли вы русские фильмы военного времени, и если да, то тогда хотя бы ваше краткое мнение об этом?

С.Пери:
Что касается первого вопроса, то да. До сих пор много людей смотрят достаточно много старых фильмов и, например, "Касабланка" - чрезвычайно популярный фильм, по всей стране продолжают показывать. Кроме того, много телевизионных станций как раз специализируются на том, что показывают старые фильмы. Но, надо признать, что фильмы именно о России и о Советском Союзе той поры не столь распространены, как другие старые фильмы. А что касается второго вопроса, то хотелось бы узнать побольше, конечно.

В.Б.Конасов:
Сначала небольшая предыстория. До сих пор у американского обывателя существует такое устойчивое мнение, что решающий вклад в победу над фашистской Германией внесли Соединенные Штаты Америки. Мы придерживаемся, как вы знаете, абсолютно другой точки зрения на этот вопрос, и знаем мы труды некоторых ваших историков, в частности историка Болдунина, который отводит сражению под Сталинградом, битву, которую мы считаем одной из самых крупнейших битв и величайших битв Великой Отечественной и Второй мировой войн, только 13 место. Скажите, пожалуйста, в этой связи, какую, на ваш взгляд, роль сыграли в формировании этого устойчивого мнения о решающем вкладе США в победу голливудские фильмы? И если я ошибаюсь, то, пожалуйста, докажите обратное.

Р.Маклафлин:
Очень хороший вопрос. И действительно, вы правы в своих замечаниях. Действительно, американцы скорее всего знают не то, что хотелось бы, чтобы они на самом деле знали, не то, что они должны, наверное, знать об участии Советского Союза в войне. И действительно, определенную долю ответственности может нести за это и Голливуд. Но необходимо подчеркнуть, что достаточно сложно выстраивались отношения голливудских студий к Советскому Союзу, испытывались значительные подозрения, значительная настороженность к Советскому Союзу начиная с революции 1917 года. И все эти частные студии, они, в общем-то, не испытывали большого энтузиазма в отношении изображения какого-то положительного советской России. Можно сказать, что в большинстве случаев фильмы о России делались если не по приказу, то по просьбе организации, занимавшейся установлением связи с голливудскими киностудиями во время войны. То есть это было не их собственное, скорее, желание, а стремление исполнить долг перед отечеством. И во многом даже показывали больший вклад британских вооруженных сил в победу и, что уж особенно интересно, значительный вклад французов в победу, в большей степени, чем вклад Советского Союза.

А.Г.Чевтаев:
Имеется ли в архивах американских "муви" ленты, в которых показаны контакты американцев и советских людей, особенно в процессах контактов приема и отправки оружия по ленд-лизу?

С.Перри:
Нет. Во многих фильмах нельзя сказать, что такое показывается. Но есть пара фильмов, в которых не то, что основной упор сделан на контакты советских и американских людей, но именно на сам факт, например, конвой американский идет по северной Атлантике, по-моему, в Мурманск, и основное внимание уделяется как раз тому, как этот конвой туда добирается, с какими сложностями, и когда добирается, как вот все это происходит очень радостно, как замечательно, что они добрались. То есть нет таких фильмов, которые специально фокусируются на контактах, но в нескольких фильмах упоминается эта тема.

В.Стромайер:
Вышел в 2006 году российско-американский фильм, посвященный женщинам-летчицам, которые перегоняли истребители с Аляски на территорию Советского Союза. "Перегон", русско-американский.

В.М.Амиров:
Это только русский фильм, техническая поддержка американская. Техническая поддержка и актеры.

Р.Маклафлин:
Мы мало что знаем о фильмах, созданных после 1946 года.

В.Стромайер:
Вот что касается вашего исследования относительно театральных пьес, постановок и фильмов, то период 1939-1941 годов, возможно, американские фильмы были более интернациональными, и если сказать, что американские постановки были чисто американскими, то фильмы могли отражать какие-то другие еще стороны.

С.Перри:
Да, действительно, это в определенной степени справедливо. До событий 1941 года, до вступления США в войну, в фильмах, которые поставлялись и, естественно, продавались в Европу, изображался какой-то такой вот враг, но очень осторожно, очень аккуратно, старались не называть конкретного названия, что это немцы ил японцы, или какие-то еще страны, потом присоединившиеся к державам России. Но иногда давались какие-то намеки, например, у отрицательных персонажей могли быть, например, немецкие имена, но в целом продукция Голливуда, которая была предназначена на экспорт, была очень осторожной, аккуратной, взвешенно принимали такие решения.

Д.В.Суворов:
У меня такой вопрос, который возник у меня еще когда мы познакомились с теми текстами, которые нам были предложены, и тем более сегодня, после нашей чрезвычайно интересной встречи. Ну, как известно, как мы все хорошо знаем, Соединенные Штаты Америки на момент 1941 года - держава на военная, не милитаризированная, и президент Рузвельт на третий срок идет под лозунгом, что ни один американский солдат не пойдет на войну. Потом, как известно, перемена настроений. И вот в связи с тем то, что вы пишите в своей книге и то, что мы сегодня увидели, удивительно, скажем так, совпадает с очень известными исследованиями профессоров Френсиса Вудса и Стивена Билграма по поводу управления человеческим поведением, и с общеизвестными законами рекламы и даже с теорией манипуляции Эверета Шострема, так сказать, известных исследователей. Так вот, у меня вопрос какого рода, если так можно коротко сформулировать: можно ли утверждать, и если да, то как, что голливудская кинопродукция эпохи Второй мировой войны сыграла какую-то значительную роль в управлении человеческим поведением, человека-наблюдателя, зрителя Соединенных Штатов Америки? И если да, то хотелось бы услышать ваши комментарии.

Р.Маклафлин:
Да, Вы совершенно правы. Голливуд был одним из основных, одним из главных способов, с помощью которых изменялось общественное мнение. И вы действительно абсолютно правы, что до событий в Перл-Харборе подавляющее большинство американцев не хотело вообще как либо связываться с этой войной, не хотело какого-либо участия США в этой войне, тогда, как после Перл-Харбора произошли резкие изменения, подавляющее большинство стремилось к вступлению США в войну. И необходимо сказать, что деятели Голливуда были гораздо более склонны, гораздо более готовы к вступлению США в войну, чем публика в целом. И они сделали очень многое, чтобы подготовить общественное мнение к такому вот изменению настроений. Кроме того, после войны использовались многие те же самые символы, сцены, те же самые нарративы, которые помогли Голливуду объяснять, почему мы участвовали в войне, зачем мы участвовали в войне, какой мы вклад внесли и как это отвечало нашим интересам.

Т.А.Круглова
Хотелось бы узнать, насколько среди такого большого потока фильмов, 400-500, как вы сказали, можно обнаружить некое стройное идеологическое единство, или все-таки разнообразие авторских интерпретаций, может, более сложных или отклоняющихся от этой идеологической задачи основной. Или вот все-таки однородность большая.

Р.Маклафлин:
На поверхности может показаться, что все фильмы были достаточно похожими и близкими, но вот, как уже упоминалось, существовал офис "War Information", то есть управления, которое занималось работой с информацией, касающейся военных действий, и это государственная структура, она не давала прямых приказов частным студиям, но она, тем не менее, давала очень серьезные рекомендации, то есть, например, что они должны были бы хотелось бы, чтобы они делали. Например, в случаях, если были сокращения, например, по продуктам питания, то предлагалось, что надо показать, что американцы счастливы отказаться от чрезмерного употребления мяса, сахара или бензина, что тем самым они участвуют в общей победе над врагом. Но можно сказать, что если какие-то критические замечания проскальзывали в фильмах то, как правило, это касалось именно того как сами военные события отражаются на внутреннем фронте, на домашнем фронте, то есть критика возникала в отношении того, как американцы чувствуют себя дома во время войны. А на поверхности фильмы о войне были, в общем-то, достаточно одного плана.

Г.А.Скипский:
Вы наверняка знаете, есть такая версия, что президент Рузвельт знал о планах нападения на Перл-Харбор. Но тем не менее информация до командования военно-морской базы так и не дошла. Есть версия, что это было сделано умышленно, чтобы встрясти американское общество и подтолкнуть его к войне. Как вы к этой версии относитесь?

Р.Маклафлин:
Ну во-первых, есть историки, которые специально этим занимаются, и они, конечно, знают гораздо больше, чем мы знаем по этому вопросу. Но я лично могу сказать, что очень скептически отношусь к подобной теории по двум причинам. Первая причина: это то, что когда происходят такие эпохальные события, которые кардинально меняют ход истории, ну вот или Перл-Харбор, или какие-то другие вещи, даже, например, событие 11 сентября, то люди как-то подсознательно может быть чувствуют, что ретроспективно эти события очень важны, следовательно, они должны обладать еще какой-то значимостью в то время, когда они происходили, или даже до того. Мы должны были предвидеть, мы должны были знать, есть такое отношение. Во-вторых, события Перл-Харбора автоматически еще не означали вступления США в войну на европейском театре военных действий. Гитлер, в общем-то, не обязан был объявлять войну США и такого могло не произойти. То есть само по себе нападение японцев на Перл-Харбор еще не означало вовлечение в войну США в Европе, что на самом деле являлось основной целью Рузвельта.

Г.А.Скипский:
Фильмы про Перл-Харбор, сколько фильмов было снято?

С.Перри:
Вообще, с одной стороны, очень много фильмов в определенном отношении, но очень мало фильмов, которые показывали само нападение и бомбардировку Перл-Харбора. С другой стороны, очень много фильмов, где это событие так или иначе упоминалось, например, спрашивает герой другого героя: "Какое завтра число?" "О, 7 декабря 1941 года", - отвечает собеседник. То есть вот постоянное напоминание, ссылка на то, что что-то очень важное произошло. В нескольких фильмах так же используется ссылка на Перл-Харбор как на событие, которое ознаменовало начало боевых действий на тихоокеанском театре боевых действий, поскольку большинство американцев знало очень много о Европе, но очень мало представляло, где вообще находится Перл-Харбор. Не могли его даже показать на карте. То есть множество фильмов показывали: вот где мы сражаемся и соединяли события Перл-Харбора с ведшимися боевыми действиями, например, Гуам или еще какие-либо тихоокеанские острова. То есть задача была соединить, соотнести события нападения на Перл-Харбор и борьба за острова на Тихом океане.

Н.В.Митюков:
Вопрос такого плана. В Советском Союзе все фильмы снимались под пристальным наблюдением Главного политического управления. В результате, все герои, ну, половина на половину, были вымышленные, но они как настоящие действовали. Результаты этого мы расхлебываем до сих пор, когда, например, те же самые 28 героев-панфиловцев и так далее, они широко известны. Примерно тоже самое наблюдается, скажем, в Америке, когда необходимо спросить, каких героев Гражданской войны вы знаете, среди, скажем, Грант Ли, встречается какая-нибудь Скарлетт О`Хара. Так вот в связи с этим вопрос: оказали ли медвежью услугу фильмы времен второй мировой войны, то есть когда мнимые герои выступают в качестве реальных персонажей? Есть такое или нет в Америке? То есть подмена происходит.

Р.Маклафлин:
Совершенно замечательный вопрос. Вот такой интересный ответ, что, например, был такой актер Джон Ли, если я не ошибаюсь с фамилией, и он на протяжении 30-40 лет считался и в общественном мнении воспринимался, как воплощение американского героизма, американского героя, поскольку он играл во множестве фильмов о войне, но сам он никогда ни в каких боевых действиях не участвовал, хотя в то же самое время актеры, которые были даже старше его, непосредственно участвовали в военной службе. Например, Джимми Стюард в действительности служил, Кларк Гейбл также служил, а такие люди, как Джон Ли, не принимавшие участие ни в каких боевых действиях и вообще не служившие, тем не менее воспринимаются как реальные герои, тогда как предыдущие не воспринимаются. С одной стороны это, конечно, забавно, с другой стороны это очень неприятно.

И.В.Смолин:
В принципе, любой фильм в той или иной степени практически всегда несколько идеализирует реальную действительность. Есть ли у вас информация о том, как реагировали на фильмы о войне американские солдаты, которым демонстрировали эти фильмы, наверняка, на фронте? То есть не было ли у них раздражения, скепсиса, в отношении того, что на экране показывают одно, а в жизни совсем другое?

С.Перри:
Очень интересный вопрос. Мне кажется, что были такие какие-то вещи, принятые американской публикой в целом, и, действительно, фильмы посылались на военные базы, например, в Северную Африку, в Европы, и солдаты действительно эти фильмы смотрели, и вот у Роберта отец служил во флоте во время войны, он также смотрел эти фильмы. Мы обнаружили письма его домой, в которых он обсуждал эти фильмы, спрашивал, а вы смотрели их или нет, и мне кажется, что американские солдаты не воспринимали эти фильмы как нечто серьезное, как попытку действительно серьезно отобразить реальность войны. Это было не отображение реальности, а некая такая воображаемая история, которая была призвана донести войну до людей, находящихся дома. То есть показать им, что происходит, и показать им, чтобы они поняли, чем мы тут занимаемся.

Д.Р.Хусаинов:
Есть ли у вас фильмы, показывающие обратную часть человека, это о том, как содержались, допустим, военнопленные в период второй мировой войны? Второй вопрос, есть у вас информация о том, как именно фильмы поддерживают, допустим, моральный дух не только армии, но и населения страны в целом?

Р.Маклафлин:
Мне кажется, что во время войны не было такого значительного количества фильмов о военнопленных. После войны начали появляться такие фильмы. И вот вспоминается только буквально один фильм, в котором были показаны французские военнопленные во время войны, и задача фильма была показать какие немцы гады и мерзавцы. И еще можно вспомнить фильм 1945 года, причем британский фильм, который показывал муку, тяготу, тоску ежедневной, обыденной, казалось бы, жизни военнопленных. А так, в большом количестве фильмы о военнопленных и о концлагерях стали появляться только в начале 1950-х годов.


В.Б.Белолугов:
Доктор Перри, доктор Маклафлин, большое спасибо Вам за участие в конференции. Как обычно после конференции, вопросов остается в несколько раза больше, чем было до конференции, к тому же мы все время использовали на вопросы к вам и, к сожалению, не позволили вам задать вопросы нам. Поэтому мы приглашаем вас продолжить этот диалог. Я думаю, он очень полезен, интересен, продуктивен. И я надеюсь на относительно скорую встречу с вами. Большое вам спасибо.

С.Перри:
Большое спасибо, что организовали эту встречу. Мы надеемся, что еще сможем увидеться.

В.Стромайер:
Мы надеемся провести еще одну такую конференцию в декабре. И в следующей встрече будет участвовать профессор Файн, тоже очень крупный специалист по подобным фильмам. Мы надеемся также заказать несколько таких фильмов. У нас будет парочка фильмов, упоминавшихся в разговоре, 5-6 других фильмов, которые будут показывать советских союзников во время войны, и эти фильмы будут показаны в американском центре.

 

ГЛАВНАЯ О ЦЕНТРЕ СОТРУДНИКИ КОНТАКТЫ ГОСТЕВАЯ КНИГА
Разработка и поддержка сайта
дизайн студия D1.ru
Rambler's Top100 Всего посетителей: 548598